stalker

father_ingwar

Смерти нет, Любовь побеждает смерть.

фотозаметки о жизни


Previous Entry Share Next Entry
Пруд Мамилла и пещера Льва
stalker
father_ingwar
Пруд Мамилла (Mamilla Pool) Происхождение названия Мамилла неизвестно точно, есть много противоречивых версий. Одна из наиболее достоверных это искажение имени св. Вавилы в Мамиллу. Длина пруда 100 м., ширина 66 м. и глубина 6,5 м.

Соответственно, это далеко не самый глубокий, но самый большой по площади из коллекторов римского водопровода в Иерусалиме.

Водохранилище Брехат-Мамилла по крайней мере со времен Второго Храма и вплоть до ХIХ века было одним из немногих источников воды в Иерусалиме. Два естественных источника - Гихон и Эйн-Рогель (Силуан) - не могли обеспечить целый город водой. Для сбора дождевой воды были созданы большие искусственные водоемы. Один из них - к западу от Яффских ворот - Брехат-Мамилла. 40 тысяч кубов дождевой воды, собранные за зиму, становились неплохим подспорьем городу. Вода попадала в город по акведуку, соединяющему Брехат-Мамилла с Брехат ха-Мигдалин (Башенный пруд или Пруд Патриарха), расположенного к северу от дворца Ирода (в стенах нынешнего Старого Города), а часть уходила на орошение близлежащих садов.

IMG_3724
пруд огорожен забором и еще оградой из полуколючей проволоки, но в заборах есть дырки, поэтому можно спокойно пробраться внутрь. В этом году почти не было дождей и бассейн пуст, но еще в середине 20 века он за зиму набирался полностью и практически до лета снабжал водой.





IMG_3728

IMG_3729
насосная станция - не очень понятно - или еще британская 20-х 30-х годов или уже еврейская конца 40-х

IMG_3732
дно забетонировали в конце 40-х годов 20 века

IMG_3734

IMG_3735

по описаниям 19 века по этой лестнице спускались к воде водоносы, приводили скотину на водопой, также тут шли и купальщики
IMG_3737

IMG_3739

IMG_3742

IMG_3744

IMG_3746

IMG_3747

IMG_3750

В период крестоносцев в Иерусалиме в 12-м веке, пруд Мамилла был известен как озеро Патриарха. С городом пруд соединялся подземным тоннелем, который заканчивался в пруду Езекии - это совсем рядом с Храмом Гроба Господня, пруд Езекии существует и теперь, но он тоже сухой.

Неподалеку от пруда, в ходе строительных работ было обнаружено пещерное захоронение сотнями черепов и костей. Оно было украшено крестом и надписью: «Одному Богу ведомы их имена». Точнее так: «Во искупление и избавление тех, чьи имена известны Господу».

С византийских времен, а может и раньше в этих краях хоронили в братских могилах жертв эпидемий и войн. Во времена крестоносцев здесь были могилы священослужителей Храма Гроба Господня.

В XII веке при Саладдине здесь было основано мусульманское кладбище, на котором в течении восьми веков хоронили именитых горожан - аристократию, воинов, священослужителей, кади, суфийских шейхов. Кладбище действовало по 1927 год. Сейчас от кладбища осталось совсем немного, одно за другим исчезают надгробия, почти не осталось надписей - они стесаны или замазаны цементом. Явно его без лишнего шума приговорили в мэрии. Через несколько лет мало кто вспомнит о том, что здесь было. Единственным напоминанием возможно останется этот мавзолей, сочетающий в себе элементы мамлюкской и крестоносской архитектуры.

Считается, что на кладбищах Мамиллы за все время было похоронено до 200 000 человек, в некоторых случаях захоронения располагаются в 5-6 слоев друг над другом.

Между прочим 2 участка в 2 га земли около пруда Мамилла в 1857 и в 1885 гг. были приобретены Русской Духовной Миссией в том числе и для устройства русского кладбища в Иерусалиме. Участки были «проданы» Израилю во время знаменитой хрущевской сделки.

IMG_3720
кладбище уменьшается на глазах, через пару лет тут наверное будет городская застройка, Музей Толерантности уже строят (как к месту-то!)

IMG_3722

IMG_3723
гробница некоего шейха, одна изо всех сохранившаяся (как мне кажется)

IMG_3752

IMG_3754
не очень похоже на мусульманскую гробницу (подскажите?)







Пещера Льва.

IMG_3718
(это лев Иерусалима - и совсем неподалеку от пещер Мамиллы)

Пещера видимо не одна. Сейчас мы можем наблюдать несколько пещер в Парке Независимости, а пещер, цистерн и почих провалов земных могло быть в этой относительно пустынной местности и более. По преданию, когда здесь сваливали трупы убиенных при нашествии персов жителей Иерусалима и многочисленных беженцев из прилегающих областей, на защиту убиенных от осквернения и сожжения тел выступил огромный лев.

Вот эти пещеры на фоне вполне нарнийско-иерусалимского пейзажа.

IMG_3678

IMG_3680
теперь это называется Парк Независимости - пространство парка сделано  весьма светлым и вполне весенним

IMG_3684
вот первый вид пещер Льва - подойти вплотную и спуститься вниз нельзя, все огорожено

IMG_3689

IMG_3690

IMG_3695

IMG_3696

IMG_3703

IMG_3705

IMG_3711

IMG_3714

IMG_3715

а под газонами и в пещерах - десятки тысяч захороненных - и братских пещерах и по одиночке, столетия и столетия...


Ну а у кого есть лишних 5-10 минут и кроме того бесстрашие, а ненависти нет, то почитайте ужасы о персидском нашествии. Все взято из открытых источников в интернете.


614 год

Этот год является самым страшным в истории Палестины вплоть до 20-го столетия.

В 614-м году Палестина была провинцией Византийской империи. Это был процветающий, в основном христианский край с хорошо развитым сельским хозяйством, сложной ирригационной системой и заботливо сложенными террасами. Толпы паломников посещали святые места: воздвигнутые Константином Храм Вознесения на Масличной Горе и Храм Воскресения Христова (Гроб Господень) – считались рукотворными чудесами света. Иудейскую пустыню оживляли восемьдесят монастырей, с их собраниями бесценных рукописей и богослужениями. Отцы церкви, блаженный Иероним из Вифлеема, Ориген и Евсевий из Цезареи все еще жили в народной памяти. Замечательный палестинский писатель, сопоставимый с Малыми Пророками, блаженный Иоанн Мосх, только что закончил свой труд «Луг Духовный».

Существовала и богатая еврейская община, жившая среди христиан, в основном в Тивериаде, на берегах Галилейского моря. Ее мудрецы только-только завершили свою версию Талмуда, кодификацию своей веры, раввинистического иудаизма.

По Вики: Предыстория

В 602 году между Византией и Сасанидским Ираном началась очередная война. Желая привлечь на свою сторону евреев, иранский царь Хосров II пообещал евреям своё независимое государство в Эрец-Исраэль.

На призыв Хосрова вступили в персидское войско 20 тысяч евреев, во главе которых стоял Нехемия бен Хушиэль. Началось восстание евреев против Ираклия.
После взятия Дамаска, Апамеи, Эмесы и взятия Кесари, персидско-еврейская армия двинулась к Иерусалиму. Войско у Иерусалима с персидской стороны возглавил
Фаррухан Шахрвараз — персидский полководец шаханшаха Хосрова II Парвиза.

В Эрец-Исраэль к персам и евреям добавились отряды Вениамина Тивериадского.

Ход событий

Армянский историк Себеос сообщает, что осаде Иерусалима предшествовал бой внутри города между христианами и евреями. Евреи проиграли и бежали к персидской армии.
Когда персидско-еврейское войско подступило к Иерусалиму, то начались переговоры с правителями города о его сдаче; те согласились, однако население возмутилось и перебило персидских послов.

Византийская армия, стоявшая у Иерихона, отказалась ударить по персам, испугавшись их многочисленности, и спасая собственные жизни, разбежалась, несмотря на мольбы посланного к ним из Иерусалима аввы Модеста.

Евреи и персы начали осаду 15 апреля 614 года. Осада проводилась с применением подкопа, стены Иерусалима обстреливались из баллист и других осадных орудий.

5 мая 614 года осаждавшие разрушили стену и ворвались в город. Началось истребление населения.

Монастыри пустыни скорее всего больше пострадали от бедуинов, нежели от персов, практически все монахи Иорданской и Иудейской пустынь были вырезани - в память об их истреблении во всех нынешних оставшихся обителях есть костницы и мощевики со святыми останками жертв 614 года.



РАССКАЗ АНТИОХА СТРАТИГА ПАЛЕСТИНСКОГО: ЧИСЛО УБИТЫХ, НАЙДЕННЫХ В ИЕРУСАЛИМЕ

Тогда персы поняли, что Бог покинул христиан, и никто им не помощник, и, усилившись в гневе, стали изыскивать средства, так что выстроили башни вокруг города, поставили на них тараны для борьбы с жителями Иерусалима, приготовили всякого рода боевые орудия, как водится у воителей, и с большим остервенением сражались с христианами. Они особенно старались и хотели завладеть Иерусалимом, так как знали, что этот город - убежище всех христиан и крепость их царства.

Начало борьбы персов с христианами Иерусалима было 15-го апреля, 2-го индикта,на 4-м году царствования Ираклия. Провели они в борьбе двадцать дней. Персы метали из баллист с такою силою, что на двадцать первый день разрушили городскую стену. Тогда злые враги вступили в город с большой яростью, точно рассвирепевшие звери и обозлившиеся драконы.

Люди, защищавшие городские стены, бежали и прятались в пещерах; ямах и цистернах, чтобы спастись, а народ во множестве устремлялся в церкви и алтари, и там их истребляли, ибо враги входили с великим гневом, в жестокой ярости скрежетали зубами, рвали и метали, точно злые звери, ревели как львы, шипели как лютые ехидны и убивали всех, кого находили. Точно бешенные псы откусывали зубами мясо у верующих, и совершенно никого не щадили ни мужчины, ни женщины, ни юноши, ни старика, ни отрока, ни ребенка, ни священника, ни монаха, ни девицы, ни вдовы.

Между тем злые персы, не имевшие никакой жалости в сердцах, бегали в городе по всем местами и разом истребляли весь народ.

Кто убегал в смятении, того они ловили, и если кто звал от страха, они рычали на него с зубовным скрежетом и, сокрушая зубы, заставляли замкнуть уста. Младенцев убивали ударом о земь, и те с великим визгом звали своих родителей: родители оплакивали детей с ревом и рыданием и истреблялись вместе с ними. Если кого-либо находили вооруженным, его уничтожали его же оружием, быстро бегущего пронизывали стрелой, смирного и спокойного убивали безжалостно. Они не внимали мольбам просящих, не жалели красоты юношей, не соболезновали старости пожилых и не стеснялись перед смирением лиц духовного звания. Но истребяли всякий возраст, резали как овец, некоторых крошили как траву, и все поголовно выпили напиток, полный горечи. Ужас и страсти можно было видеть в Иерусалиме. Святые церкви сгорали от огня, некоторые разрушались, величественные алтари падали, честные кресты попирались ногами, животворные иконы оплевывались.

Тогда гнев постиг священников и диаконов: их резали в церквах как убойных животных. Мать оплакивала разлуку с детьми, мальчики пищали как птенцы. Река крови текла посреди города. Девушки все оплакивали растление своей девственности, все зачавшие замужние женщины оплакивали своих мужей, мужья оплакивали жен и проливали слезы.

О, братья, кто бы мог перечесть бедствия того дня и поведать вам? Какой жестокосердый мог бы видеть постигшее несчастие и не возбудиться сейчас же на рыдание сильным плачем и с сокрушенным сердцем? Братья и друзья расставались друг с другом, новобрачные мужья оставляли своих молодых жен, невесты оставляли убитых женихов, прощались с ними на площадях, а монахи и монахини убивались как разбойники.

И кто бы не смутился от врагов, когда видел, как они входили в божьи церкви, держа в руках обнаженные мечи, и истребляли священников и диаконов. Священник стоял у алтаря и, принося беспорочную жертву, поднимал руками святое в святых тело Господне, а меч пронзал его и святыня обагрялась его кровью. Священник закалывал Агнца божьего за весь мир, а он закалывался вместе с Ним и приправлял Господню кровь своею кровью. Диаконы поднимали облачение, но их закалывали, как овец на том же месте, и святой алтарь обагрялся их кровью. Монахи и монахини молились Богу в церквах со слезами и вздохами, и их истребляли как убойных животных.

И кто бы мог рассказать, что творили злые враги и какие ужасы можно было видеть в Иерусалиме? Но, возлюбленные братья, слушайте меня великодушно, так как боль сердца побуждает меня говорить и не позволяет молчать, и раз я начал рассказывать об этом деле, хочется мне поведать вам все.

Когда персы, войдя в город, истребили несметное число душ, и кровь умножилась на всех местах, то они, враги, обессилели и не были уже в состоянии убивать, и христианский народ во множестве остался неубитым. И как унялись ярость и гнев персов, князь их, которого звали Расми-Зодан (Расми-Оздан), тогда велел, чтобы вышел глашатай возглашать и говорить: "выходите все, кто скрываетесь! Не бойтесь! Меч убран от вас, и дан мною вам мир".

Тогда, как только услышали это, вышел многочисленный народ, скрывавшийся в цистернах и ямах. Многие же из них успели уже умереть, некоторые от мрака, другие от голода и жажды. Кто бы мог счесть множество умерших, когда многие десятки тысяч пали от множества лишений и разнообразных трудов, пока укрывавшиеся не вышли от множества лишений и не предали себя смерти, когда они услышали приказ князя? Они думали, что он утешит их за их добро, и они получат облегчение оттого, что вышли.

И когда скрывавшиеся вышли, князь пригласил их и начал cпрашивать весь народ, какое зодчество они знают. Когда каждый назвал свое ремесло, он велел отобрать в сторону искусных в зодчестве, чтобы вести их в плен в Персию, остаток же народа задержал и заключил в водоем Мамилы, который находится вне города, на расстоянии приблизительно двух стадий от башни Давида. И он велел стражникам сторожить заключенных в водоеме.

О, братья мои, кто бы мог счесть труды и лишения, выпавшие на долю христиан в тот день, когда при многочисленности народа задыхались друг от друга, отцы и матери гибли на месте от тесноты. Как овцы, назначенные на убой, так готовился к резне верующий народ. Смерть возникала всячески, так как зной жары, как огонь, сжигал множество народа, от давки попирали друг друга и многие гибли без меча.

Голод и жажда угнетали их всех. Они взывали к Господу, но Всевышний презрел их и предал в руки врагов, как овец, уготовленных на убой. Тогда все они, о, братья мои, вожделели к смерти, как к жизни. Припомните слово праведного Иова, когда он говорит о страдальцах: "которые в страданиях, будут искать смерти и не будут ее находить». {Иов, 3, 21} Эти также искали смерти подобно тому, как если бы кто искал клада и не находил. Когда кто умирал, он был очень рад, и другие завидовали ему.

Тогда все разом испустили глас горе ко Господу и сказали: "о, Господи, не предавай нас вполне, не губи нас, верующих в Тебя, через Твоих врагов, воззри на нас с Твоего святого неба и помилуй народ Твой! О, Господи, не презри глас зовущих Тебя! О, Господи, пусть быстро поспеет к нам Твоя милость, или избавление от врагов с жизнью, или скорая смерть, чтобы спастись нам от мук! Меч, Господи, предпочитаем мы смерти от голода. Копье предпочитаем мы смерти от жажды. Мы предпочитаем быть закланными ножом поношению от наших врагов".

Тогда младенцы визжали, искали родителей и не находили их. Родители искали своих детей с великим плачем и не находили их, так как одни погибли, другие были взяты в плен, а которых они держали в руках, те также гибли от голода и жажды. И обширный водоем, который бывал полон воды, теперь наполнился кровью.


Слушайте, возлюбленные мои братья, сколько было найдено в Иерусалиме убитых после вторжения персов, истребления народа и пленения его, и какою смертью погибла паства Христа Бога нашего.

В Иерусалиме был некто, по имени Фома. Этот блаженный вооружился Христовою силою. Он уподобился Никодиму, положившему во гроб тело Господа, а жена его - Марии Магдалине. Они исполнили добрые дела, за что достойно помянуть их и надлежит поговорить о них.

Кто хочет осведомиться касательно того, что произошло с иерусалимлянами, пусть спросит их. Эти блаженные проявили божественную ревность. Они были на месте при появлении персов, подробно знали все, содеянное ими, и выказали благочестивое рвение на самом деле.

Когда удалились персы, они стали искать всех мертвецов, павших от руки персов, в городе и в окрестностях, по всем улицами местам. Кого находили, подбирали они с великою поспешностью и старанием и хоронили в углубление Мамилы и в другие колодцы. От этих блаженных узнали мы об ужасающем избиении верующего народа, а кой-кого из народа и мы видели павшим от подобных ран.

Ибо некоторые лежали, рассеченные от головы до грудей; другие лежали с трещиною от плеча до живота; иные лежали, пораженные мечом и искрошенные как зелень; иные лежали, разрубленные пополам; у иных живот был рассечен мечем, и кишки вывалились, а иные были мелко изрезаны по суставам, точно мясо у мясников 2.

Но более всего достойно соболезнования и душевного печалования то, что некоторые валялись на улицах, смешанные с землею, иные - в глине и грязи, запачканные нечистотами, а иные лежали в церквахи домах, обагренные кровью.

Некоторые бежали в святую святых, где и лежали искрошенные, как зелень. Среди убитых оказался и такой, в руках которого находилась славная, животворящая плоть Христа: до принятия он был зарезан, как овца. Иные обняли роги жертвенника или честной крест, и убитые лежали на них. Иные бежали к крещальне и лежали, израненные, на краю купели. Иные были перебиты, когда скрывались под святою трапезою, и принесены в жертву Христу.

Слушайте, и я сообщу вам число всех убитых, ибо блаженный Фома поведал нам следующее: "после ухода персов остался я в Иерусалиме и cтал искать трупы убитых, павших от злых врагов.

"Пошел я в церковь святого мученика Георгия, что за городом, начал в том месте искать мертвецов и хоронил в пещерах (углублениях): нашли мы на жертвеннике святой церкви лежащими семь душ; Господь и святой Георгий дали нам силу, и мы похоронили их.

"Затем принялись мы искать всех мертвецов и хоронить их, одних собрали в пещерах, других погребли в могилах и усыпальницах. Ниже следует, как мы находили их.

"Нашли мы на дворе правителя двадцать восемь душ. В цистернах нашли мы убитыми двести семьдесят пять душ, перед воротами святого Сиона нашли мы две тысячи двести семьдесят душ. На жертвеннике святой (церкви) Новой мы нашли шестьсот душ.

"В церкви святой Софии мы нашли четыреста семьдесят семь душ. В церкви святых Козьмы и Дамиана мы нашли две тысячи двести двенадцать душ. В училище святой (церкви) Новой семьдесят душ. В монастыре святого Воскресенья мы нашли двести двенадцать душ. На рынке мы нашли тридцать восемь душ.

"Перед капищем самаритян мы нашли девятьсот девятнадцать душ. В ущелье 7 святого Кириака мы нашли тысячу четыреста сорок девять душ.

"С западной стороны святого Сиона мы нашли сто девяносто шесть душ. У Овечьих (ворот) нашли мы две тысячи сто семь душ. В ущелье 8 святого Иакова мы нашли триста восемь душ. В рядах мясников нашли мы девятьсот двадцать одну душу. У Силоамского источника мы нашли две тысячи восемьсот восемнадцать душ.

В цистерне Мамилы мы нашли четыре тысячи пятьсот восемнадцать душ.

В герокомии патриарха нашли мы триста восемнадцать душ. Вместе, называемом Золотым городом, тысячу двести две души. В монастыре святого Иоанна мы нашли четыре тысячи двести девятнадцать душ. В царском герокомии семьсот восемьдесят душ.

"Нашли мы на Масличной горе тысячу двести семь душ. На ступенях Воскресенья 9 мы нашли триста душ. На месте малых сборищ мы нашли двести две души. На месте больших сборищ мы нашли триста семнадцать душ. В церкви святого Серапиона мы нашли триста тридцать восемь душ.

"Нашли мы перед святою Голгофою восемьдесят душ. Нашли мы в пещерах, ямах, цистернах и садах шесть тысяч девятьсот семнадцать душ. У башни Давида мы нашли две тысячи двести десять душ.

"Среди города нашли мы двести шестьдесят пять душ. На месте, где враги повалили стену города, нашли мы девять тысяч восемьсот девять душ. Помимо сих святых в Иерусалиме мы похоронили многих других сопричисленных им, истребленных персами". Число их всех вместе было шестьдесят шесть тысяч пятьсот девять душ


Что было после?

Почти на пять лет установилась в Палестине еврейская автономия, впрочем после упраздненная самими персами.

Модест, настоятель монастыря св. Феодосия, впоследствии Патриарх Святого Града, святитель Модест Иерусалимский. -

Лишь только полчища персов покинули Иерусалим, он собрал беглецов, привел их в город, отслужил торжественную панихиду по всем павшим и похоронил тела их в пещере Мамилла, затем стал заботиться о прокормлении голодающих и о водворении иноков в опустошенных обителях и, несмотря на опасность, которая грозила ему от евреев и от персов, предпринял воссоздать Иерусалим из развалин и вновь возвести истребленные огнем базилики. Его ближайшим помощником явился инок Антиох, покинувший монастырь Анастасия. Он славился своим красноречием и его проповеди утешили народ и возбудили в нем надежду на лучшие времена. Совместные усилия их увенчались успехом. Несмотря на опустошение персов, со всего Востока полились щедрые дары милостыни. По поручению Александрийского патриарха Иоанна Милостивого, его пресвитер Хризипп привез Модесту золото и рабочих для постройки базилик, хлеба и вина для Иерусалимского населения. Иерусалим начал подниматься из своих развалин, многие монастыри и церкви были восстановлены, круглая базилика Вознесения вновь украсила вершину Елеонской горы. Была восстановлена и базилика гробницы Господней, хотя далеко не с прежним великолепием, исчезли прежние портики и колоннады и вместо одного общего храма Модест принужден был на месте прежней базилики выстроить четыре отдельные церкви. Едва эти церкви были окончены, как Модесту лично пришлось крестить персидского воина (мученика Анастасия Персиянина), покинувшего войска и прибывшего в Иерусалим, чтобы принять христианство. Побыв несколько месяцев в монастыре Анастасия, он отправился в Кесарию, а затем в Вефсалою, где воспринял мученический венец.

  • 1

Пруд Мамилла и пещера Льва

Пользователь hudson_il сослался на вашу запись в записи «Пруд Мамилла и пещера Льва » в контексте: [...] Оригинал взят у в Пруд Мамилла и пещера Льва [...]

  • 1
?

Log in